Мальчик, который боялся темноты

Мальчик Аки боится темноты. И это ему не нравится. Но еще хуже, что это очень не нравится его папе. Папа считает, что мальчик уже большой, ведь ему исполнилось 5 лет, и с детскими страхами пора навсегда распрощаться.

Впрочем, Аки тоже считает себя большим. Он научился читать заголовки газет, правда, только если шрифт крупный и слова простые. Зато он умеет быстро бегать, и случается, бегает целый день, и совсем не устает от этого. Он знает, который сейчас час. И когда его об этом спрашивают, он бежит в коридор и смотрит на циферблат старых семейных часов, старательно определяя положение толстой и длинной стрелок.

Аки смышленый мальчик, но вот только темноты он боится. Ему кажется, что в темной пустой спальне кто-то есть. И он всегда залезает под одеяло с головой.

И особенно на кухне, на их маленькой кухне, где всё ему знакомо с детства, едва выключить свет, как Аки сразу же теряется в темноте. Он чувствует, что ужасные чудовища, населяющие тьму, тянут к нему свои когтистые лапы, а он уверен, что у чудовищ лапы именно когтистые, и тогда страх овладевает им. И Аки с криком выбегает с кухни.

Сегодня вечером, придя с работы, Папа решил раз и навсегда покончить с этим глупым страхом. Он повел Аки на кухню. Они вместе заглянули под шкафы и под стол. Там никого не было.

Папа отодвинул холодильник и плиту, чтобы Аки смог увидеть, что чудовищам неоткуда проникнуть на кухню. Аки согласился, что действительно им неоткуда там вылезть.

Они вышли в коридор. Папа встал у выключателя и сказал: «А теперь, когда ты все видел, ты должен зайти на кухню один».

И он нажал на кнопку выключателя. И кухня исчезла. Мгновенно пропала. Перестали быть видны даже кухонный стол и стулья. Сквозь плотные шторы совсем не проникал свет уличных фонарей.

— Ты уже большой, Аки. Сколько можно бояться? — папа строго смотрел на сына сверху вниз. — Иди. И он легко подтолкнул Аки по направлению к кухне.

Аки сделал пару шагов и остановился. Коридор стал казаться ему необычно длинным. Черный прямоугольник неосвещённой кухни ждал его.

Аки наполовину обернулся и посмотрел на отца. Как много эмоций было в его взгляде. Ему было и страшно, и обидно, и жалко себя, и очень стыдно одновременно.

— Просто войди туда, досчитай до десяти и возвращайся. И ты никогда больше не будешь бояться, — голос отца был тверд и строг.

Аки закрыл глаза и сделав несколько шагов зашел на кухню. Из коридора его больше не было видно.

Папа услышал, как Аки начал считать дрожащим голосом: «Ич, ни, сан, си, гоу...».

Аки выскочил из темного прямоугольника дверного проема и побежал к отцу, хныкая и размазывая слезы. Подбежав к отцу он обхватил его ноги и закричал:

—Мне страшно, там чудовища! Я боюсь!

— Прекрати Аки! Как тебе не стыдно! Ты ведешь себя глупо! Ты же видел, там никого нет!

Раздосадованный отец говорил быстро и громкие слова его падали на Аки, заставляя еще громче всхлипывать.

— А что мы дедушке расскажем, когда он приедет? Ты об этом подумал?

Аки и папа одновременно посмотрели на стену, где висел портрет дедушки.

— Вспомни, что всегда говорит Дедушка, когда у тебя что-то не получается?

— Он говорит. Он говорит..., — голос Аки запинался.

— Скажи это, говори громко! — настаивал отец.

— Он говорит, "Чтобы чего-то добиться, нужно понимать чего ты хочешь." — и вдруг Аки успокоился, а в глазах у него появилась решимость.

— Ты хочешь побороть свой страх? Или что? - задал вопрос Папа.

— Иди и докажи, что ты не боишься, — Папа пощелкал выключателем и черный прямоугольник поменялся местами с освещенной кухней.

Аки снова пошел на кухню. И с каждым шагом он сильнее стискивал кулаки и на лице его решимость и злость. С дальнего конца коридора фигура мальчика на кухне казалась очень маленькой.

Папа выключил свет.

И тогда тьма окружила Аки, и в этой тьме были чудовища. И у чудовищ были и лапы и хвосты и глаза. Но поскольку все они были черными, то их невозможно было хорошенько разглядеть.

— Я больше не боюсь вас! — прокричал Аки, открыв в темноте глаза.

— Вы можете сожрать меня, но это доставит вам мало удовольствия, потому что я больше не буду вас бояться! — слезы текли по щекам мальчика, но говорил он в полной тишине.

Чудовища явно не ожидали, что маленький мальчик окажется так храбр, а дух его так силен.

— Это мой дом. Я больше вас не боюсь, — еще раз прокричал Аки в темноту. Он вытер лицо рукавом рубашки, повернулся и вышел из кухни в коридор.

Папа Аки стоял с довольным лицом, и ждал, пока сын вернется к нему. Теперь на кухне можно было снова включать свет.

Он нажал на выключатель. Но ничего не произошло. Свет не загорелся. Он стал колотить по выключателю — никакого эффекта. Он посмотрел на выключатель. Тот стоял на позиции «включено».

Папа стоял в коридоре и ничего не понимая смотрел в сторону кухни. Аки почти подошел к отцу, когда тьма в кухне зашевелилась, разбилась на странные фигуры, имеющие головы, причудливые длинные шеи, хвосты и лапы с большими и ужасными когтями. Эти черные фигуры стали уходить в стены, в потолок в пол, оставляя после себя все больше освещенного пространства. Наконец кухня опустела.

Тихо покачивалась лампа. Но Аки не видел этого. Он прошел в свою спальню и закрыл дверь.

А папа всё ещё стоял, и на его лице застыло странное выражение крайнего изумления и одновременно испуга.

Сценарий написан в соавторстве с Алексеем Стебаковым.